Текст #000827


В этой связи надо сделать одно полемическое замечание. Б. Рунин выражает удивление, почему в нашей творческой практике столь явственны попытки адаптировать произведения других национальных литератур для своих концепций, другими словами — почему ставились фильмы по произведениям русской прозы («Девочка и эхо» по новелле Ю. Нагибина), французской («Маленький принц» по произведению Сент-Экзюпери), латышской («Чувства» — по мотивам романа «Чертов кряж» Э. Лива), эстонской прозы («Когда я был маленьким» — по мотивам повести «Прощай, рыжий кот» М. Унта). Автор статьи очень своевременно напоминает о задаче экранизации нашей национальной литературы. Однако я хотел бы поспорить с критиком относительно предложенного им порядка освоения национальной литературы, которую он рекомендует экранизировать после современной прозы.

Литовская «десятая муза» еще очень молода. Не впадая в крайности, которые, согласимся, не оптимальный вариант критических суждений, вспомним одно: у истоков всех кинематографий нашей страны заметно пристальное внимание к национальной классической литературе. Почему же киноискусство нашей республики до сих пор миновало эту стадию развития? Думаю, что это можно объяснить все той же молодостью литовского кинематографа. Страх перед провинциализмом, перед угрозой периферийной ограниченности — именно такая боязнь и привела к тому, что кинематографисты Литвы стороной обходили национальную классическую литературу. Сейчас положение меняется, и об этом мне хотелось бы рассказать подробнее.

В классической литовской литературе выделяется величавая фигура Вайжгантаса. Этот писатель с очень противоречивым мировоззрением оказал громадное влияние на духовную культуру литовского народа начала XX века. Ксендз, а впоследствии педагог в университете, Вайжгантас так и не высвободился из пут клерикального мировоззрения. Но это ему не мешало уважать борцов за передовые, революционные идеи, не мешало быть честным и объективным в их оценке. В. Мицкявичюс-Капсукас, создатель Коммунистической партии Литвы, и Вайжгантас, конечно, не были единомышленниками. Но когда в Литву пришло известие о смерти великого литовского революционера и пролетарского писателя, оказавшееся потом ошибочным, Вайжгантас опубликовал статью, в которой с большой теплотой отзывался о Капсукасе.

Прозаик, критик литературы и искусства, публицист, полемист, эссеист — это еще не все области многосторонней деятельности Вайжгантаса. Истинный герой его произведений — простой люд. В классической традиции уже давно утвердилась прекрасная характеристика Вайжгантаса: «искатель жемчужин». «Жемчужинами» Вайжгантас называл сокровища народной речи, фольклора. Сквозь тонко использованные богатства языка — словно сквозь капли янтаря — в произведениях писателя просвечивают психология благородных и нравственно чистых героев, быт, нравы, прелесть литовской природы.

Одной из вершин творчества Вайжгантаса является повесть «Дяди и тети». Вайжгантас ставил целью отобразить известное социальное явление в литовской деревне после отмены крепостничества: крестьяне не могли делить свой маленький участок земли, возникала новая форма гнета — «дяди и тети», которые не имели права жениться и обязаны были всю жизнь работать на семьи своих близких. Как следствие этих социальных причин в повести изображены духовные, этические травмы, которые переживают трое из многих подобных «дядей и тетей» — бывший помещичий надсмотрщик Гейше, его жена Северья и Миколюкас Шюкшта. Противоречивые взаимоотношения этих людей в литературном оригинале отображены психологически тонко и зрело в художественном отношении, трагические коллизии повести по заканчиваются печальным аккордом. Писатель, правда, не сумел раскрыть перспективу борьбы, но опору для своих героев и для концепции вещи в целом он находит в возвеличивании творческой и духовной мощи народа. Солнце, гора и сгорбленная фигура Мпколюкаса над деревянной сохой — таков символ народной веры в лучшее будущее, выдвигаемый писателем. Играть в самые популярные слоты нашего казино слот book of ra можно по этой ссылке.
Close